как побороть беспокойство

Как побороть беспокойство: личный опыт

Беспокоиться — не значит думать. Когда я была маленькой, я беспокоилась всегда. Беспокоилась, что плохо погладила школьную форму, что недостаточно выучила урок, что плохо уложила свои волосы. Контрольные работы — еще один повод к серьезному беспокойству. И хотя я училась хорошо, не было поводов для беспокойства, беспокойство меня не покидало.

Так продолжалось до 15 лет. В этом возрасте я впервые осознала, что у меня есть выбор, и я могу влиять на принимаемые мною решения. Как я говорю: «Нет», — реальным людям, так же я могу сказать: «Нет», — своим мыслям.

Я начала отслеживать свои мысли. И поняла, что половина мыслей в моей голове — не мои. Откуда они приходили, мне было не понятно, но меня беспокоили такие события, о которых я не думала. Я научилась прерывать ненужные мне мысли, говоря им: «Нет».

Помню, мне пришла мысль, что у меня ничего не получится, и я могу даже не стараться и не поступать в институт, что не нужно тратить свое время. Я подумала: «Какая глупость. Вот уж точно не моя мысль. Откуда она только берется?» Я сказала этой мысли свое обычное: «Нет». И, конечно, я продолжила занятия.

Так я поняла, что мысли, которые создают беспокойство — это ложь. Это нереальность. Они нереальны. И говоря слово — нет, их можно пресечь.

Каждый раз, когда мне приходили подобные мысли, я их благополучно останавливала. Так продолжалось до 30 лет.

После 30 лет, у меня в семье произошло трагическое событие, умерла бабушка. И, чтобы поддержать деда, чтобы он окончательно не ушел в депрессию, пришлось взять его к себе и присматривать за ним.

Мой дед был классный: веселый, добрый, но беспечный и безответственный. Любил выпить, курил в своей комнате. Из-за злоупотребления алкоголем у него были проблемы с памятью, он забывал текущие события, обычную бытовуху, которая его не очень волновала. То, что для него было важно — он никогда не забывал. Да, еще на фоне его безответственного отношения к своей жизни, — все это усугублялось. Он мог поставить на газ греться пищу и забыть о ней, просто уснуть или выйти в этот момент поговорить с соседом. Он мог закурить сигарету и уснуть с ней. После двух пожаров, я стала сильно беспокоиться.

Ко мне вернулось беспокойство. Мало того, началась паника, я не знала, что мне делать. Я несла ответственность за людей, которые проживают в моем доме, за свое имущество, за имущество соседей. И я не могла контролировать деда, влиять на его поведение. Объяснять и просить деда вести себя иначе, было бесполезно. У него один ответ: «Яйца курицу не учат». Или «хорошо» — для галочки.

Беспокойство, тревога и постоянный стресс загнали меня в тяжелое душевное состояние, я часто лежала в кровати, с сильными головными болями. Я ничего не могла делать, я понимала, что теперь беспокойство реально. Я реально боюсь, что дед устроит очередной пожар, и эти мысли не вымысел, как были раньше, а реальность.

Я подумала: «Какова вероятность того, что дед устроит пожар снова?» Ответ был — 50 на 50. Если с кухней мы решили, — стали закрывать на ключ, и сами грели пищу для деда, то с курением нереально было что-либо сделать, он постоянно курил, контролировать его все 24 часа в сутки невозможно.

Умом я понимала, что эти беспокойства лишают меня физических сил, не дают мне думать и делать. Я бездействую, и если я сейчас, что-либо не сделаю, то загоню себя в тупик. Чем дольше я откладываю решение, тем больше беспокоюсь, и тем хуже себя чувствую.

Я сказала себе, что у меня нет решения для этой ситуации. Единственное, что я могу сделать, оставить все как есть, но перестать беспокоиться.

И вдруг меня осенило: «Я могу перестать беспокоиться — это единственное, что я могу контролировать, и на что я могу влиять в данной ситуации. Да, я не могу контролировать деда, и не знаю, что еще он вытворит. Но я могу контролировать себя!»

И я приняла решение, чтобы не случилось, с этой минуты я спокойна. Я выбираю здоровье. Я смирилась с ситуацией. Я сказала себе:» Да, такое может быть. Если так случится, будем решать ситуацию по мере ее поступления». Я перестала бояться пожара. И мне в голову пришли сразу несколько продуктивных мыслей:

  • поставить датчики пожарной безопасности,
  • и застраховать дом от пожара.

Деду в комнату купили два огнетушителя, но уже не из-за боязни пожара, а, так, на всякий случай.

Когда я смирилась с ситуацией, я почувствовала такое облегчение, мне стало легко и спокойно, ко мне вернулся юмор, и я рассмеялась. У меня появился аппетит и нормальный сон. Я перестала беспокоиться. У меня прошла головная боль.

Каждый раз, когда ко мне приходили мысли о возможном пожаре, я говорила себе:» Да, такое может быть».

Я смирилась с ситуацией. «Благодарю, что все хорошо».

Беспокойство покинуло меня.

Я надеюсь, что на это раз — навсегда.

Рекомендуем к прочтению:
Чем забота о детях отличается от беспокойства за них

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.